cvetok

Путешествие с Транзитным дедом по Зодиаку
Часть 5: Лев

Путешественники отправились дальше по дороге. Становилось жарко, ослепительно светило полуденное солнце. Дед снял свой тулупчик и, свернув его потуже, привязал к поясу.

По краям дороги появился желтый песок, его становилось все больше и больше, и дорожных камней из-за него почти не было видно. Растительность исчезла. Дул горячий сухой ветер. Путь был утомительным. Дед достал припасенную тыквенную флягу с водой и дал Димке напиться.

И вот вдали показался сверкающий дворец, окруженный пальмами, фонтанами и яркими экзотическими цветами! Путники приблизились к прекрасному беломраморному зданию с золотой крышей.

На высокой террасе, среди колонн и скульптур, они заметили человека в императорской короне, который сидел в кресле и неспешно разглядывал какой-то альбом. У императора были голубые глаза, круглое румяное лицо и великолепная золотистая грива волос. Одет он был в атласный халат, расшитый драгоценными камнями, с пышными кружевными манжетами.

Заметив путешественников, монарх любезно улыбнулся:

– Добро пожаловать во дворец к Нашему Императорскому Величеству Августу Первому! А впрочем, для вас – просто Август Леопольдович.

Пришедшие вежливо поздоровались, остановившись перед большой мраморной лестницей.

– Интересно, а где же вся свита и подданные? – с удивлением спросил Димка, оглянувшись. Огромный дворец действительно был пуст.

Монарх сделал вид, что не расслышал вопроса, и продолжал милостиво улыбаться, глядя на гостей с террасы. А Транзитный дед тихо объяснил:

– Да тут, в стране Львов, каждый сам себе император! Ведь быть подданными Львы категорически не желают. Они очень горды и любят быть в центре внимания. Поэтому они даже общаться друг с другом не могут – и лишь изредка наносят высочайшие визиты. Впрочем, Львы достаточно приветливы к жителям других стран – конечно, если те выражают им свое восхищение и почтение. Ведь им так хочется, чтобы кто-нибудь ими восхищался!

– Не желаете ли осмотреть дворец? – любезно предложил император гостям.

Путешественники поднялись по лестнице, и Август Леопольдович повел их по многочисленным великолепным залам:

– Вот приемная для особо важных персон. А здесь, в галереях – росписи, мозаики, скульптуры, картины. Все подлинники! Я люблю искусство и покровительствую художникам. А здесь казино. Очень люблю азартные игры и, надо признаться, всегда сам у себя выигрываю. Да! Видно, такой уж я везучий! – не без самодовольства сказал император. – А вот и моя гордость – театр!

Август Леопольдович вывел своих гостей в небольшой внутренний дворик с колоннами, сценой и несколькими рядами бархатных кресел.

– А много ли у вас бывает зрителей? – поинтересовался Димка.

Август Леопольдович подумал и с достоинством ответил:

– Достаточно. Иногда бывает даже человек пять или шесть.

– А кто же актеры?

Император гордо взошел на сцену и раскланялся:

– Великий актер нашего королевства – перед вами!

Он широким жестом набросил поверх своего атласного халата темную бархатную занавеску с золотой вышивкой. Глаза его вдохновенно сияли! Величественно подняв руку, император воскликнул:

– Куда! Куда вы удалились? Весны моей златые дни! – и, прикрыв занавеской лицо, он трагически зарыдал и махнул рукой.

Гости бурно зааплодировали, Август Леопольдович принялся раскланиваться и улыбаться.

– А теперь еще что-нибудь из классики, – объявил он.

Император мрачно свел брови, сжал в руке жезл и задумался. Постояв так минуту, он вдруг грозно вскинул жезл, словно указывая на кого-то, стоящего невдалеке, и яростно воскликнул:

– Душииии прекрасные порывы!

Зрители принялись аплодировать, а актер – кланяться. Транзитный дед тихо сказал Димке:

– Хлопай, хлопай подольше! А то он сейчас еще петь начнет! Пока ему аплодируют, он будет раскланиваться.

Но все-таки аплодисменты стихли, и император торжественно объявил:

– А сейчас песня!

Он вытащил откуда-то капитанскую фуражку, надел ее и, задумчиво глядя за горизонт, запел:

– Любимый город, синий дым Китая...

Голос у императора был приятный, но мелодию и текст он переврал безбожно! Зрители принялись бурно аплодировать. Артист многократно раскланивался, уходил за кулисы – и снова выходил, кланяясь и расточая ослепительные улыбки! Наконец, оставшись вполне довольным, он спустился со сцены.

Прощаясь с гостями, Август Леопольдович загрустил:

– Будете снова в наших краях – заходите в гости! А то я тут все один да один. Зрителей не хватает.

В знак своей высочайшей милости император пожелал подарить путешественникам свой личный походный сервиз, выполненный из золота и украшенный драгоценными камнями – двадцать четыре тарелки разных размеров, восемь стаканов с подстаканниками, четыре столовых ножа с вилками, два соусника и огромное блюдо. Но гости, поблагодарив за любезность, отказались от подарка – сославшись на немалый вес походного сервиза и отсутствие грузового транспорта.

Август Леопольдович долго махал вслед путешественникам со своей мраморной террасы.

Автор: Светлана Стрельникова
Источник: http://strelnikova.lv
В случае копирования гиперссылка на источник обязательна