cvetok

Восемь дней в Египте (21 – 28 апреля 2001 г.)
День третий: поездка в Каир, Египетский Национальный музей, пирамиды, Сфинкс, институт папируса

В 3-30 часов утра нам предстояло выехать на экскурсию в Каир, к пирамидам. Нас разбудили по телефону в 3-00. В ресторане выдали «сухой паёк» – в картонной коробке были булки хлеба, варёные яйца, масло, джем, колбаса и плавленые сырки.

Мы вышли из отеля. На улице ещё была ночь – абсолютно чёрная южная ночь накануне новолуния. Даже звёзд не было видно из-за густых облаков. Автобус вывез нас на окраину Хургады, где нас ждали ещё 30 автобусов. Оказывается, колонна автобусов с туристами должна ехать под охраной. Нас сопровождали два больших автомобиля с солдатами в белой форме – одна машина поехала впереди колонны, а вторая в конце.

Дорога занимала 6 с половиной часов – по асфальтированному шоссе, идущему через пустыню. Ехали сначала в кромешной темноте, при свете фар. Погода была пасмурной, из-за этого мы не смогли увидеть восход солнца в пустыне. Мы даже не заметили, как небо постепенно стало серым и ночь превратилась в день.

Пустыня, пустыня... Кто думает, что пустыня выглядит однообразно – тот ошибается! Все шесть часов дороги мы с любопытством смотрели в окна. Пейзаж непрерывно менялся: то ровная, бесконечная гладь песка, то огромные сыпучие холмы, то заросшие небольшими кустиками и травой дюны. А цвет песка был просто изумительный – от белого до тёмно-жёлтого, от красноватого до шоколадно-коричневого, а кое-где светлый песок был покрыт чёрной рябью. Оторваться от этого завораживающего зрелища было просто невозможно.

С правой стороны от нас было Красное море, а слева была пустыня до самого горизонта. Иногда на берегу моря мы видели одинокие недостроенные 5-звёздочные отели – высокий каменный забор, из-за которого виднелись пустые коттеджи в арабском стиле. Потом сюда приедут богатые туристы и будут жить там, за каменным забором, посреди пустыни, вдали от шумной арабской жизни – а солдаты в белой форме будут их охранять, расхаживая на вышке с автоматом.

Вдалеке пылали огромные факелы на газовых скважинах. Видели мы и небольшую электростанцию – вращающиеся большие 3-лопастные ветряки, от которых шли провода куда-то вдаль, к городу.

Дул сильный ветер, на стекле автобуса появились капли дождя. Вот это сюрприз! Ведь дождь в Египте бывает лишь пару раз в году – неужели прибалтам и тут «повезло»? Но нет, дождь всё-таки прекратился.

Пустыня

Через некоторое время колонна автобусов остановилась. Туалетов в пустыне не было. Мужчины-туристы сразу же выскочили из автобусов и дружно побежали в сторону от дороги. Отвернувшись, они выстроились в длинную шеренгу и замерли, словно часовые – а через минуту побежали назад. Женщины смотрели ни них из окошек автобусов с нескрываемой завистью.

Через три часа пути была стоянка. Мы подъехали к небольшому ресторанчику, с полукруглыми арками песочного цвета. Рядом было несколько тоненьких деревьев, с трудом выращенных в пустыне, маленький «Supermarket» с кока-колой и пивом, а также туалет, возле которого грозные мужчины-арабы собирали плату по 1 фунту.

Ресторан в пустыне

В ресторанчике можно было купить чай, кофе, что-то съестное – или просто, сидя за столиками, подкрепиться взятыми из отеля «сухими пайками». Мы заметили, что у туристов из «Хилтона» даже на пакетах с завтраками была престижная надпись «Hilton» и 5 звёздочек, а в пакетах оказались и йогурты, и коробочки с соком, и ещё какие-то изыски.

Потом колонна автобусов двинулась дальше. Развеселившиеся литовцы громко переговаривались и смеялись, были в отличном настроении. К русским они относились вполне дружелюбно, без проблем переходили на русский язык. Впереди нас сидела семейная пара из Вильнюса – Анжела и Олег. Олег – упитанный, белобрысый украинец, с маленькими шустрыми глазками, похожий на хомяка. Говорливый и неугомонный, он смешил всю нашу группу.

Мы ехали через горы. Это было грандиозно! Скалы возвышались над самой дорогой. Цвет их менялся от светло-жёлтого до серого, тёмно-коричневого и даже антрацитно-чёрного. В некоторых скалах виднелись сверкающие прослойки минералов – целая радуга из розовых, зелёных, голубых, фиолетовых кристаллов! Красота! Жаль, что автобус ехал так быстро и не было возможности сфотографировать это великолепие.

Наш автобус приближался к Каиру. Появились зелёные заросли тростника и невысокие пальмы – ведь Каир расположен в большом оазисе на берегу Нила. Саулюс стал рассказывать в микрофон по-литовски о Египте и Каире. Я даже кое-что поняла, поскольку литовский язык похож на латышский – однако далеко не всё. А потом Саулюс подошёл к нам с Сашей и изложил то же самое на русском языке.

На окраине Каира мы увидели странную картину! Длинная каменная ограда, а за ней огромные безлюдные кварталы – там были только фундаменты, кое-где виднелись стены первого этажа, а над ними невысокие круглые купола. Вид у этих лачуг был обветшалый, рядом валялся мусор. Саулюс объяснил нам, что это городское кладбище.

Затем начались кварталы бедняков – настоящие руины. «Как после бомбёжки!» – удивлялись туристы. Плотно стоящие друг к другу недостроенные дома – где-то выстроен только первый этаж, и там сушится на верёвках бельё, а где-то три или четыре этажа. Крыш нигде нет – словно их снесло взрывом! Вместо крыш только перекрытия, из которых торчат вверх бетонные столбы и металлическая арматура. На перекрытиях лежат кучи мусора, валяется старая мебель и железные бочки, а рядом стоят спутниковые антенны. В окнах нет ни стёкол, ни рам, только деревянные ставни, которыми окна закрывают в жару. Между домами узенькие переулки, в которых нет ни одного деревца, ни кустика. Ехали мы мимо этих руин бесконечно долго.

Позже нам рассказали, что в Египте, если дом достроен полностью, то за него надо платить большой налог, поэтому бедняки так и оставляют свои дома в незаконченном виде.

Ближе к центру начались кварталы побогаче – красивые проспекты, с пальмами и великолепными цветущими олеандрами. Пальмы были разных видов: некоторые были невысокими, с толстым стволом-«ананасом» и большими пышными листьями, а другие, стройные и прямые, достигали высоты 6-го этажа. Поражали своей красотой современные фешенебельные отели и роскошные магазины с зеркальными витринами. А среди них вдруг появлялись многоэтажные жилые дома с грязными облезлыми стенами и свисающими вниз простынями. Каир – огромный город, в нём проживает 17 миллионов человек, и это настоящий «город контрастов».

Каир

Наши туристы с любопытством смотрели в окна автобусов, мужчины обсуждали марки проезжавших автомашин, которые шли огромным потоком, громко сигналя друг другу. В основном это были автомобили устаревших моделей, побитые и небрежно подкрашенные, с отломанными зеркалами. Среди «мерседесов» и «тойот» встречались даже наши «жигули». А между ними неторопливо шагал по дороге послушный ослик с ярко разрисованной тележкой.

Саша, заметив, что номера на автомобилях написаны в двух вариантах – нашими цифрами и арабскими, начал быстро перерисовывать в блокнот арабские закорючки. Теперь мы, по крайней мере, будем знать, каковы истинные цены в египетских магазинах.

Из огромного здания школы вышла толпа 10 – 14-летних школьниц. Девочки были одеты в тёмно-синие юбки до пят и широкие белые блузы-балахоны, а на голове у каждой был туго замотанный белый платок, низко закрывавший лоб. Некоторые наиболее смелые девочки слегка сдвинули платки назад, чуть-чуть приоткрыв волосы.

Наш автобус подъехал к Египетскому Национальному Музею. Какие огромные толпы народа перед воротами музея! Пока наша группа стояла в очереди, местные арабы бегали вокруг, пытаясь продать нам сувениры. Бусы бирюзового цвета при ближайшем рассмотрении оказались из подкрашенной глины. Седой старик размахивал целой пачкой светлых папирусных листов с грубо наштампованными рисунками, предлагая их за подозрительно низкую цену (как нам потом объяснили, это был никакой не папирус, а высушенные банановые листья).

Мы прошли через строгую пропускную систему, как в аэропорту – «звенящую дверь», а наши сумки и фотоаппараты пропустили через ящик-«телевизор». Нам выдали яркие билетики со штрих-кодом. Во дворе музея нашу группу встретил экскурсовод-египтолог, его звали Шариф, он очень хорошо говорил на русском языке. Шариф ждал нас возле небольшого прямоугольного бассейна, в котором рос папирус-тростник и голубые лотосы, а рядом был каменный сфинкс.

Перед дверями музея находились металлические турникеты. Возле них стояли охранники в белой форме, они помогали туристам правильно вставить билетик со штрих-кодом в турникет, а потом, на всякий случай, надрывали билетики, словно кондукторы в троллейбусе.

Времени на осмотр музея было выделено очень мало, всего полтора часа. Двухэтажный музей оказался огромным, он занимал большую площадь. Посередине был большой зал с высоким потолком, там размещались очень высокие древнеегипетские статуи, а вокруг него ещё целый ряд залов. На первом этаже были скульптуры богов и фараонов. Был там и огромный, в полтора метра, каменный жук-скарабей – бог утреннего Солнца, который в Египте считается защитным амулетом. Под большой стеклянной витриной находился пол из дворца фараона, с нарисованными цветными рыбами, животными и птицами.

Многочисленные разноязыкие туристические группы стояли рядом, и экскурсоводам приходилось перекрикивать друг друга в сплошном шуме, а указками для них служили лучики маленьких фонариков. Около какой-то скульптуры прямо на полу сидели арабские школьники и записывали в тетрадку объяснения своей учительницы-мусульманки, закутанной в платок.

На втором этаже Шариф подвёл нас к знаменитым сокровищам, найденным в гробнице Тутанхамона. В стеклянных витринах мы увидели несколько огромных ящиков из позолоченного дерева с орнаментами. Один из них был размером почти с целую комнату, а остальные были всё меньше и меньше – в гробнице они когда-то находились один в другом, словно матрёшки. Три царские кровати – очень высокие, на тонких ножках с изображением богов-животных, а посередине натянут кусок кожи. Небольшое кресло-трон с украшениями.

Остальные сокровища Тутанхамона нам предстояло рассматривать самостоятельно, у нас на это оставалось лишь 40 минут времени. В отдельном зале были ювелирные украшения, которые вызвали большой интерес – это были огромные, массивные плоские ожерелья из золота и драгоценных камней, наверное, очень тяжёлые, а также многочисленные браслеты, цепи, кольца и перстни. В стеклянной витрине была знаменитая золотая маска Тутанхамона. Рядом был позолоченный гроб в виде фигуры фараона и второй гроб, чуть поменьше – он был из чистого золота.

Мы с Сашей быстро прошлись и по другим залам музея, но увидеть всё, к сожалению, не удалось. Огромное количество статуй, различных украшений, папирусных листов, даже была отдельная комната с перчатками. Мы заглянули в зал, где находилось множество мумий, которые лежали в прозрачных ящиках вдоль стен, до самого потолка – но долго находиться в этом зале не хотелось. А вход в зал с мумиями фараонов был платным.

У выхода мы подошли к киоску, где продавались книги о музее и открытки, но стоили они очень дорого. Видеокассета о Египте стоила 35 долларов. В египетских музеях туристам разрешено за дополнительную плату снимать видеокамерой или фотоаппаратом без вспышки. Но в нашем фотоаппарате вспышка не отключалась, так что пришлось оставить его в автобусе.

Во дворе музея нас ждал экскурсовод Шариф, и мы вместе с ним поехали на автобусе дальше по городу. Нас вывезли на просторную, красивую набережную Нила – там были роскошные 12-этажные дома и высокие пальмы. Вот он, знаменитый Нил! Река была очень широкой, чуть ли не до самого горизонта, с желтоватой мутной водой. Посреди Нила виднелся длинный остров – живописный, заросший пальмами и кустами розового олеандра.

У пристани стояло несколько кораблей и яхт. Один из этих кораблей, «Aquarius», оказался плавучим рестораном, где нам предстояло пообедать. Как всегда, был «шведский стол», а за напитки надо было доплачивать отдельно. Но мы с Сашей, наученные опытом, напитки заказывать не стали, поскольку у нас в автобусе был припасённый термос с чаем и большая бутылка питьевой воды «Safi» – очень вкусной, из оазиса (местную воду из-под крана туристам пить не советуют, она слишком хлорированная).

Нил

После обеда мы переехали через большой мост на западный берег Нила – в Гизу. В Древнем Египте города строились только на восточном берегу Нила, а на западном были гробницы. Теперь в Гизе тоже есть жилые дома. Нас провезли мимо знаменитой «деревни фараона», где восстановлен быт древних египтян – но, к сожалению, посещение её не входило в программу экскурсии.

А вдалеке, между домами, уже виднелись светлые треугольники пирамид. И серое небо вдруг сразу же прояснилось, ярко засияло солнце – всё, как и должно быть в Египте!

Нас подвезли поближе к пирамидам, мы вышли из автобуса. Как передать это чувство – когда ты наконец-то встречаешь то, о чём так долго мечтал, о чём с восторгом читал в книгах или смотрел по телевизору... В реальности всё совсем иначе! Ты оглядываешься – и видишь то, что происходит вокруг тебя, ты прикасаешься к этим камням, ощущаешь на лице жгучие лучи солнца, и ветер, и песок на губах. Может быть, ты будешь здесь совсем недолго, лишь полчаса, но зато всё это – настоящее! Самые обыкновенные, настоящие египетские пирамиды.

Пирамиды из светлого жёлтого камня выглядят не такими уж громоздкими – скорее наоборот, они издалека кажутся лёгкими, почти воздушными. Может быть, это потому, что они расположены на просторной возвышенности в пустыне, на большом расстоянии друг от друга. А где-то вдалеке, в голубой дымке, виден Каир...

Пирамиды

Яркое солнце, ослепительно белый песок пустыни. Шум толпы, радостно улыбающиеся туристы. Охранники в белой форме около своих джипов. Продавцы с корзинами, заполненными бутылками с питьевой водой и кусками льда. Несколько прилавков с сувенирами – в одном из них мы купили позолоченную статуэтку сфинкса и алебастровую Нефертити с орлиным носом. А какой-то пацан сунул нам комплект облезлых открыток, их мы, кстати, так и забыли потом в своей гостинице.

Вокруг пирамид – множество бедуинов на разукрашенных верблюдах, их даже по телевизору всегда показывают в передачах о пирамидах. Но эти «бедуины» – не настоящие жители пустыни, они там просто подрабатывают. Как только бедуин видит туриста с фотоаппаратом, то сразу же скачет туда, предлагая сфотографироваться вместе с ним за «бакшиш».

Бедуин

А вон какие-то туристы радостно катаются на верблюдах. Бедняги ещё не знают о том, что забраться на верблюда можно было за 5 долларов, а вот чтобы слезть с него, надо будет выложить ещё 20 долларов. Иначе придётся прыгать с высоты верблюжьего роста!

Возле пирамид у нас было четыре остановки, каждая по 15 минут. На широком плато Гиза расположены три большие пирамиды – Хеопса, Хефрена и Микерина, а также три полуразрушенные пирамиды цариц. Нас провезли на автобусе от одной пирамиды к другой.

Из трёх великих пирамид самые большие – Хеопса и Хефрена. Они сделаны из ступенчатых блоков, на вершине пирамиды Хеопса сохранилась гладкая каменная облицовка. Это пирамида Хеопса:

Пирамида Хеопса

А пирамида Микерина – чуть поменьше, в нижней её части тоже сохранилось несколько рядов больших облицовочных блоков. Когда-то пирамиды были идеально гладкими, и в них, словно, в зеркале, отражалось солнце и бегущие по небу облака. Сейчас облицовки почти не осталось, её давно растащили на стройматериалы. Около пирамид валяются гигантские камни.

Пирамида

Можно было зайти внутрь пирамиды Микерина, заплатив 10 фунтов. Из нашего автобуса на это решились только 3 человека, в том числе и Саша. Внутри оказался длинный узкий коридор с двумя поворотами, а в конце его небольшая комнатка, там было очень душно. Это пирамида Микерина:

Пирамида Микерина

Взбираться на пирамиды категорически запрещено, о чём свидетельствует табличка на английском языке. Но русским туристам, как всегда, законы не писаны – и какой-то Вовчик упрямо лезет наверх, чтобы позировать для стоящих внизу крутых братанов с фотоаппаратами, и суёт «бакшиш» возмущенному, громко кричащему сторожу.

Недалеко от пирамид находится храм бальзамирования. Он сделан из огромных базальтовых блоков – сохранились только стены, без крыши. Мы спустились вниз, в прямоугольное помещение с угловатыми каменными колоннами. Внутри храма оказалось тесновато, там столпились группы туристов. Через другой выход мы поднялись по узким ступенькам наверх – и вышли к Сфинксу.

Сфинкс

Сфинкс находится внизу, на расчищенной от песка площадке. Когда-то Сфинкса откопали из песка, это было около 2500 г. до н.э. Кем и когда он был сделан, никто не знает, но на нём сохранились следы Великого Потопа. Мы глядели на него с высокой смотровой площадки. Подойти к нему ближе было нельзя. Освещённый солнцем Сфинкс – мощный и сильный, вырубленный из светло-желтой, уже обветрившейся скалы и обложенный каменной облицовкой, выглядел великолепно на фоне пустыни и пирамид.

Сфинкс и Каир

Экскурсовод Шариф рассказал нам о том, что когда-то у Сфинкса была традиционная узкая «фараонская» бородка. Но теперь бородка находится в одном из европейских музеев – поэтому голова Сфинкса, не имея опоры, постепенно разрушается. Европейцы считают все вывезенные из Египта сокровища своей собственностью и возвращать эту бородку не хотят. Очень много исторических ценностей вывез из Египта Наполеон, да и другие европейцы тоже. Не только в музеях, но и на улицах европейских городов можно увидеть каменные древнеегипетские стелы и сфинксов (кстати, два знаменитых сфинкса в Петербурге на набережной Невы тоже были привезены из Египта).

После пирамид и Сфинкса следующей целью нашей экскурсии был Институт Папируса. Нас подвезли к красивому зданию с надписью «Институт Папируса», и мы приготовились выходить – однако наш автобус почему-то проехал мимо. А вскоре мы опять увидели такую же вывеску. И на соседнем здании тоже. Странно! Институтов оказалось штук пять или шесть. Возле одного из них нас наконец-то высадили.

Институт Папируса

Сначала два молодых художника показали нам технологию изготовления папирусных листов. Стебель папируса-тростника разрезается на тонкие длинные полосы, которые отбивают молоточком. Затем их в течение 6 дней вымачивают в воде. После этого их раскладывают тонким слоем, поверх которого кладут ещё один слой, поперечный – и оставляют под прессом ещё на 6 дней. Благодаря этому волокна склеиваются, и получается сплошной тонкий лист. Кстати, на сувенирных изделиях из папируса эти волокна хорошо видны.

Затем нас провели в большой зал. Мы ожидали увидеть здесь старинные папирусные листы и узнать о научных исследованиях, которые проводятся в Институте Папируса. Однако оказалось, что это был просто магазин папирусных сувениров, как у Поля. Здесь продавались такие же современные работы, выполненные в подражание оригинальным древнеегипетским рисункам. На стенах мы увидели уже знакомые нам сюжеты. Мы присмотрелись к ценам – они оказались ровно в два раза выше, чем в лавке у Поля! Наши туристы бросились покупать папирусные рисунки. Чем больше лист по размеру, тем он дороже.

Среди 5-звёздочных туристов была парочка, на которую мы обратили внимание еще в Вильнюсском аэропорту: немолодой, невзрачный мужчина маленького роста, амбициозный и горделивый, а рядом с ним молоденькая, очень красивая девушка – в аэропорту, в магазине «duty-free» она указала на какую-то дорогую вещицу от Swarovski, и мужчина тут же раскошелился. На этот раз девушка была уже увешана золотыми украшениями с египетскими иероглифами. Её кавалер купил огромный папирусный рисунок – хотя и не самый красивый, но зато самый большой и дорогой, и с гордостью нёс его в автобус. Упаковочный футляр оказался ростом чуть ли не с него самого.

На выезде из Каира выяснилось, что наш автобус нуждается в небольшом ремонте. Мы подкатили к какой-то мастерской. Уже темнело. Туристам дали 20 минут времени, чтобы прогуляться, с 17-40 до 18-00 (впрочем, справились с ремонтом позже, только после новолуния – а оно было в 18-26).

Сопровождавший наш автобус молодой арабский гид сказал нам, что рядом есть рынок. И мы небольшой группой побежали туда вместе с ним, чтобы купить местных фруктов. Бананы и апельсины нас не интересовали – хотелось чего-то более экзотического. Парень указал нам на фрукты, которые мы в полумраке сначала приняли за яблоки «белый налив», они были небольшие, желтовато-зелёные. Парень взял с прилавка один фрукт и разломил его. Внутри, словно в дыне, оказались маленькие семечки. А аромат был просто восхитительным – смесь запаха манго, персиков и корицы. Фрукты по-арабски назывались «гуфа», стоили они 4 фунта (1 доллар) за килограмм. Мы с Сашей купили 2 килограмма «гуфы» и большой арбуз.

Работники мастерской, увидев, что мы пытаемся вымыть «гуфу» питьевой водой из бутылки, сразу же принесли нам целое ведро воды. Мы с радостью их поблагодарили. Фрукты оказались очень вкусными. Их сладковато-пряный аромат преследовал нас всю дорогу. Потом этой «гуфой» у нас пропах весь холодильник! Мне это даже нравилось. А Саша, который объелся этих фруктов в автобусе, уже потом больше не мог переносить их запаха – и старался выставить их куда-нибудь на балкон.

Выехали мы из Каира только в 19-00. Наша колонна автобусов давно уехала в Хургаду, поэтому автобус возвращался без сопровождения солдат. На трассе было достаточно много машин – яркие фары в черной южной ночи.

А Каир так и остался для меня «городом, увиденным из окна автобуса» – по улицам которого, к сожалению, не удалось пройтись. В воспоминаниях осталось лишь странное нагромождение 12-этажных роскошных отелей, недостроенных домов без крыш, высоких пальм и беспрерывно гудящих автомобилей.

По дороге Саулюс пустил по автобусу конверт, чтобы туристы сдали по 1 доллару с человека на «бакшиш» водителю. Таковы порядки!

В свой отель «El Arosa» мы вернулись в 1 час ночи – на час позже, чем предполагалось. Служащие спросили, будем ли мы ужинать. Группа стояла в растерянности. Ещё с утра нам пообещали, что в отеле для нас обязательно будет ужин – но и спать хотелось ужасно! Наконец, толстенький Олег махнул рукой: «Эх! На халяву и уксус сладкий!» Магическое слово «халява» произвело должное впечатление, и наша группа дружно двинулась в ресторан. А служащие – на кухню, чтобы приготовить нам что-нибудь поесть.

Автор: Светлана Стрельникова
Источник: http://strelnikova.lv
В случае копирования гиперссылка на источник обязательна