Ангел-хранитель

Блог web-мастера

Богач и бедняк

Говорящий кот

Гора Истины

Грязная одежда

Два крестьянина и чёрт

Двенадцатый Свуот

Доктор по нервным болезням

Забавные истории из жизни студентов МГУ

Иван и Птица-Огонь

Как отличить замужнюю женщину от незамужней

Как отличить рижанина от москвича (7 признаков)

Как сделать копию книги, затратив минимум краски (полезный совет)

Каменистая тропа

Камень

Крестьянский бунт

Легенда о добром волшебнике

Люди на корабле

Люди не умирают!

Мобильник

Мудрые советы

Муравейник

Наставление юношеству о правилах хорошего тона

Обо всём понемногу (воспоминания и размышления)

Обо всём понемногу - ч. 2

Отшельник

Очки от Prada

Пассажиры и гребцы

Пастушок и свиньи

Перстень Совести

Повязка

Происшествие в Ружевиле

Рабы и воины

Реклама

Розовый аромат

Светлый Дух и Тёмный Дух

Секрет герцогини Орлеанской

Сказка про мышонка

Сказка про человека, который не любил чистить ботинки

Старец Высоких Гор

Сумка с яблоками

Тётка Матрёна и фашист

Три из двенадцати

Указ Учителя

Учитель Чанг Чжоу, ч.1

Учитель Чанг Чжоу, ч.2

Учитель Чанг Чжоу, ч.3

Учитель Чанг Чжоу, ч.4

Учитель Чанг Чжоу, ч.5

Учитель Чанг Чжоу, ч.6

Часы с кукушкой

Ярость воина

cvetok

Происшествие в Ружевиле

Деревенский кюре отец Фернан положил на стол лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу и написал: «Ваше Преосвященство!» И призадумался.

Каждую субботу кюре отправлял епископу письмо, в котором неизменно желал Его Преосвященству доброго здравия, благодарил за неустанные молитвы, а также сообщал о том, что в деревне Ружевиль, слава Господу, всё тихо и спокойно. В соседних деревнях то и дело обнаруживались ведьмы и колдуны, пылали костры святой инквизиции – и только отец Фернан каждую неделю писал епископу о мирной и благонравной жизни своей паствы. Епископ порой даже выражал некоторое недовольство, а также высказывал сомнение в бдительности деревенского священника.

Но на этот раз всё было иначе. Не далее как вчера крестьянка Луиза обвинила свою соседку Бернадетту в том, что та навела порчу на ее корову. Да и в самом деле – с чего бы вдруг хорошая, здоровая дойная корова, краса и гордость всего стада, упала бы во дворе, испуская желтую слюну, и за пару часов сдохла? Не иначе как навели порчу!

Подозрение сразу же пало на Бернадетту – неуклюжую, угрюмую крестьянку с кривым глазом, подбитым когда-то ее муженьком, ныне покойным. Крестьяне немедленно схватили Бернадетту и заперли в сарае, для надежности нарисовав на сарае белый крест и подперев дверь бревном.

И вот теперь отцу Фернану предстояло сообщить епископу о происшествии и пригласить в Ружевиль представителей святой инквизиции для дальнейшего разбирательства дела Бернадетты. С тяжелым сердцем отец Фернан взял в руки перо, чтобы продолжить письмо.

И тут он услышал в доме веселые, быстрые шаги – и в комнату вбежала Изабель, его 14-летняя племянница. Изабель была его лучшей ученицей и нередко приходила послушать рассказы священника об Иисусе Христе – о том, как он странствовал по земле Галилейской, проповедуя перед народом и исцеляя больных, и как он воскрес после распятия.

Отец Фернан приветливо улыбнулся племяннице:

– Здравствуй, дитя. О чем ты хочешь сегодня послушать? О том, как Иисус воскресил Лазаря? Или о том, как он изгнал торговцев из храма?

– Святой отец! Расскажите, как Иисус сжигал ведьм на кострах. Он это делал сам или ему помогали апостолы? – с простодушным любопытством спросила Изабель.

– Что? – в ужасе воскликнул священник. – Да что ты говоришь, дитя мое! Иисус Христос никогда никого не сжигал. Он изгонял бесов словом Божиим!

– А почему же тогда святая инквизи…

– Молчи, молчи, – прошептал кюре, зажав рукой рот племяннице. – Никогда ничего не говори про святую инквизицию. Никогда! Ты запомнила, дитя мое? Ладно, ступай. Мне еще нужно написать письмо епископу.

Подойдя к двери, Изабель вдруг резко обернулась и произнесла:

– А у Луизы корова сдохла оттого, что в овраге ядовитой травы наелась. Я сама видела, как Луиза и ее муж вытаскивали корову из оврага и ругались.

Изабель захлопнула за собой дверь и побежала домой. Кюре задумался. Он отложил письмо и пошел на соседнюю улицу, где в сарае была заперта Бернадетта.

Священник отодвинул бревно, закрывавшее дверь, и зашел в полутемное помещение. В углу на куче соломы угрюмо сидела Бернадетта. «Словом Божиим! Только словом Божиим!» – подумал священник. Он взял в руку крест и сказал:

– Признайся, Бернадетта, покайся, если грешна – ты ли навела порчу на корову?

– Никакую порчу я не наводила, – грубо ответила Бернадетта, отворачиваясь от солнечного луча, ярко светившего в открытую дверь. – Луиза моему огороду завидует, вот и оболгала меня. Хочет, чтобы мой участок земли ей достался.

И Бернадетта нахмурилась, больше не желая разговаривать. Священник вышел из сарая и направился в церковь. Он надеялся, что Луиза придет на исповедь перед вечерней службой. Однако она так и не явилась.

В воскресенье, когда началась месса, Луиза и ее муж тихонько вошли в церковь и присоединились к молящимся. Вид у Луизы был самый благонравный.

После службы народ вышел из церкви и столпился вокруг крыльца, ожидая, когда священник объявит об обвинении Бернадетты в колдовстве. Отец Фернан окинул взглядом толпу, шепча: «Словом Божиим! Только словом Божиим!» Он отыскал глазами Луизу.

– Луиза! Подойди-ка ближе! – велел он.

Луиза вышла из толпы, смиренно опустив взгляд.

– Почему ты не была на исповеди? – строго спросил кюре.

– Так я же на прошлой неделе была. Была, была! – затараторила Луиза.

– Скажи, а не отравилась ли твоя корова ядовитыми растениями? Может, она гуляла по оврагу? Ты ведь знаешь, что туда коров пускать нельзя.

Луиза испуганно оглянулась на мужа, не зная, что ответить. Но муж ее, здоровяк Анри, вдруг бухнулся на колени:

– Простите, святой отец!

А за ним упала на колени и Луиза:

– Ох, не доглядела я за коровой, упустила в овраг!

– Чтоб завтра же оба были на исповеди, – сказал священник и пошел прочь. Толпа, зашумев, тоже двинулась с церковного двора.

Отец Фернан пришел домой. Он сел за стол, достал начатое письмо и написал:

«Благодарим Ваше Преосвященство за то, что неустанно молите Бога о нас Вашими епископскими молитвами, и поэтому у нас в Ружевиле жизнь мирная и спокойная, нет ни ведьм, ни колдовства. Правда, на днях крестьянка Луиза и ее муж Анри попытались оклеветать свою соседку, но, благодаря слову Божию, покаялись. Письмо свое я задержал из-за того, что крестьяне нашего прихода упросили меня подождать до воскресенья, чтобы из благодарности к Вашему Преосвященству передать Вам откормленного поросенка к епископскому столу».

Отец Фернан взглянул на визжащего в углу поросенка. Затем задумчиво перевел взгляд на двух связанных кур, вздохнул и дописал: «А также двух отличных жирных курочек». И запечатал конверт.

Автор: Светлана Стрельникова
Источник: http://strelnikova.lv
В случае копирования гиперссылка на источник обязательна